Live Racing (liveracing) wrote,
Live Racing
liveracing

Статьи | Главный классик Америки | Часть 1

Оригинал взят у podakuni в Статьи | Главный классик Америки | Часть 1

Пост подготовлен kunst_camera специально для образовательного проекта FujifilmRu.livejournal.com




Richard-Avedon-hero
                                    Ирвинг Пенн - портрет Ричарда Аведона, 1994


Писать об Аведоне сложно. Сразу появляется вопрос – о каком, собственно, Аведоне рассказывать: о портретисте или о фотографе моды, о его коммерческих работах или о его социальной фотографии? Даже в ряду признанных классиков двадцатого века он выделяется своей редкой способностью успешно работать в совершенно разных жанрах, совмещать коммерческие съёмки и авторские проекты. И если других мастеров часто можно легко определить в рамки какого-то стиля, то Ричарда Аведона классифицировать не так-то просто.


Начало пути и революция в рекламе

Можно начать с биографии: в 19 лет Ричард Аведон проходит альтернативную военную службу в фотоотделе морского флота США – в основном, снимает моряков на документы. «Должно быть, я снял сотню тысяч озадаченных лиц, прежде чем понял, что становлюсь фотографом». А после службы, в 1945-м, молодой человек поступает учиться в «Лабораторию дизайна» (“The Design Laboratory”) - легендарную школу дизайнера Алексея Бродовича, которая в те годы была, пожалуй, самым передовым учебным заведением, кузницей кадров американских фотографов и иллюстраторов. Руководитель школы, русский эмигрант Алексей Бродович, всячески подталкивал своих студентов к экспериментам и нестандартному мышлению. Известна, например, такая красивая фраза Бродовича: «Если вы смотрите в камеру и видите там то, что уже однажды видели – не нажимайте на спуск».

Бродович также был арт-директором журнала “Harper's Bazaar”, и вскоре Аведон начал снимать для журнала. Двадцать лет работы на престижный “Harper's Bazaar” – вот первый этап долгой карьеры Аведона.

74091-d2fef-36534229-
Ричард Аведон и Фред Астер, 1957


Надо сказать, что в те послевоенные годы в фэшн-фотографии были ещё очень популярны шаблоны, установленные первопроходцами жанра в 20-х и 30-х годах. Стандарты, заданные Стайхеном, Хорстом и другими мастерами студийной съёмки, считались эталоном для подражания, и потому модельная съёмка почти всегда велась в студии. Фотограф тщательно выставлял свет, до мелочей продумывал кадр, а модели статично замирали перед камерой, - как правило, со спокойным, даже отстранённым выражением лица. Причиной для такой стилистики был и социальный аспект: модные журналы тогда ещё продолжали считаться атрибутом высшего общества, людей с достатком, поэтому и в модельной съёмке воплощался образ «прекрасной дамы» - образ, исполненный грации и достоинства, но при этом не выражающий никаких ярких эмоций. Этот безупречный статичный образ фотографы снимали либо в роскошной обстановке дорогих интерьеров, либо в лаконичных декорациях фотостудий. 

Но фэшн-фотография постепенно становилась более демократичной, она начала выходить за пределы студий, обретать динамику и движение. Ещё в 1930-х годах бывший спортивный репортёр Мартин Мункачи начал снимать своих моделей на открытом воздухе, в движении; британец Норман Паркинсон снимал целые сюжетные сцены, которые уже подразумевали какое-то дальнейшее развитие сюжета и «историю за кадром».

Показательна фраза из воспоминаний Паркинсона: «На фотографиях Стайхена, Битона и прочих фотографов женщины выглядели, как утончённые неженки. Я же хотел, чтобы на моих снимках женщины вели автомобиль, ходили по магазинам, нянчили детей, играли с собаками».  

И Ричард Аведон своими съёмками продолжил эту тихую революцию в мире модной фотографии, начатую Мункачи и Паркинсоном. (Надо сказать, что влияние Мункачи он открыто признавал и даже снял своеобразный «трибьют», дань уважения венгерскому мастеру – свою версию известной фотографии Мункачи с девушкой, прыгающей через лужи). На смену благородной невозмутимости моделей 30-х годов пришёл новый стиль, в котором было движение, была открытая эмоция и непосредственность, - вот ключевые слова, которыми можно описать новаторство Аведона. На его снимках модели больше не выглядят холодными статичными манекенами - они искренне радуются жизни, куда-то бегут, танцуют, смеются и не скрывают своих эмоций. Такая естественность и радость бытия выглядела очень симпатично, и такая реклама эффективно работала - потому что зрителям сразу же хотелось перенестись туда, в эту привлекательную реальность, показанную фотографом.

d582f87f6037c8b7fcf4b4b5ddd67b90
пальто от Cardin, 1957

f27f81d987ae1b4c2eef379a348d0bde
Новая коллекция Dior, 1947

6
платье Dior, 1955


med_bintattersalldressbydiorplacedelaconcordeparisaugust1956-jpg
Съёмка для Dior, Париж, 1956

Untitled-3
реклама платья "Lanvin-Castillo", 1956

sunny-harnett-dress-by-traina-norell-hat-by-walter-florell-photo-by-avedon-paris-july-1951
Париж, 1951

dce726f29273df678337fab4827165fbреклама шляпок “Paulette”, 1948

3 supermodel Dovima shot by Richard Avedon in 1955 in Paris wearing Balenciaga.
реклама шляпок «Balenciaga», 1955

И во многом благодаря Аведону "глянцевая" фотография начала обретать естественность, модельные съёмки начали напоминать репортажный снимок, сценку из повседневной жизни. Модная фотография вышла из роскошных студийных интерьеров на улицы, стала более демократичной, и теперь девушкам из среднего класса проще было представить себя на месте модели.

В студии Аведон тоже продолжал снимать – но и его студийные съёмки часто были насыщены динамикой. На какое-то время фирменным приёмом фотографа стала лёгкая нерезкость моделей, снятых в движении – он совершенно сознательно не «замораживал» движение короткими выдержками, и это тоже помогало сделать фотографию более живой и непосредственной. Модели Аведона вспоминают о его умении создать комфортную атмосферу для съёмки – например, в студии он предлагал моделям самим выбрать фоновую музыку.


339776
шляпка от "Paulette", 1949

28921622577115666_mj5kuGf8_c
Миа Фэрроу, 1966

veruschka-dress-by-kimberly-new-york-january-1967-jpeg
платье Kimberly, 1967

a5cb2593460cdb1bc1093765a11e7707
бэкстейдж съёмки

lg_19045291_414_1cyd_charisse_dress_by_ma
Вечернее платье Macrini, 1961

sfmoma_Avedon_01_Twiggy
Твигги, 1968


О его внимательном отношении к моделям свидетельствуют и его собственные слова:  «Я вырос в доме, полном женщин. Я видел, насколько важна для них одежда, их внешний вид и красота – и как они стараются это не афишировать. Как фотограф, я старался преодолеть этот барьер и показывать на фотографии не только платье, но и что это значит для женщины – носить такое платье». 

Ещё одним «козырем» Аведона была способность смешивать, казалось бы, несочетаемое, играть на контрастах – как в той фотографии, где известная модель Довима в роскошном вечернем платье позирует среди нескольких … слонов. В наше время, возможно, такой снимок уже не слишком удивит привычного ко всему зрителя, но в те годы никому и в голову не приходило снять что-либо подобное. А вот Аведон решил совместить в одном кадре хрупкую модель и огромных слонов, тонкий шёлк её платья с морщинистой кожей животных – и из этого контраста родилась поистине эпохальная фотография – с тех пор многие фотографы с разной долей успеха пытаются сыграть на таких противопоставлениях. Да и сам Аведон подобные контрасты использовал ещё не раз – например, в снимке, где Настасью Кински обнимает удав или в знаменитой серии "In Memory of the Late Mr. and Mrs. Comfort", где модель Надя Ауэрманн позирует со скелетом.


5407004072_056c3a6914_o
вечернее платье от Dior, 1955

Richard Avedon - Nastassja Kinski and the Serpent (14 June 1981) [1024]
Настасья Кински со змеёй, 1981


Начиная с 70-х годов Аведон уже реже занимался модельными съёмками, уделяя больше времени и сил другим своим проектам. Однако из биснеса не уходил и по-прежнему оставался одним из самых востребованных фотографов в этой сфере. Вот, на десерт, ещё несколько кадров разных лет:

ambuscade22-is-diors-name-for-this-shaggy-gray-fleece-belted-tunic-worn-by-dovima-photo-by-avedon-eiffel-tower-paris-august-1950
Съёмка для Dior на Эйфелевой башне, 1950

1965_Jean_Shrimpton_Paris_August_1
Джин Шримптон, 1965

models-nadja-auermann-kristen-mcmenamy-richard-avedon-1995
Надя Ауэрманн и Кристен Макменами, 1995

photo-richard-avedon-scarf-by-versace-b
Шарф от Versace

richard-avedon-the-newyorker7
1995


Текст написан для образовательного проекта
Продолжение об Аведоне как о портретисте - следует !




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments